Главная Фондовый рынок Новости Вклады Недвижимость Блог Форум
Rambler's Top100

 <script language='JavaScript' type='text/javascript'>
 <!--
 var prefix = 'ma' + 'il' + 'to';
 var path = 'hr' + 'ef' + '=';
 var addy20390 = 'Рейтинг' + '@';
 addy20390 = addy20390 + 'Mail' + '.' + 'ru';
 document.write( '<a ' + path + '\'' + prefix + ':' + addy20390 + '\'>' );
 document.write( addy20390 );
 document.write( '<\/a>' );
 //-->\n </script><script language='JavaScript' type='text/javascript'>
 <!--
 document.write( '<span style=\'display: none;\'>' );
 //-->
 </script>Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
 <script language='JavaScript' type='text/javascript'>
 <!--
 document.write( '</' );
 document.write( 'span>' );
 //-->
 </script>
Главная arrow Америка arrow Мэрдок Р.
Мэрдок Р.
21.05.2008 г.
Миллиардер Руперт МэрдокРУПЕРТ МЭРДОК. Полное имя — Кейт Руперт Мэрдок (род. в 1931 г.)

Американский бизнесмен австралийского происхождения, издательский магнат. Основатель и президент холдинга «Ньюс Корпорейшн». Создатель всемирной коммуникационной империи, состоящей из значительных владений в Австралии, нескольких крупнейших британских газет и книжных издательств, в том числе «Таймс» и «Харпер энд Коллинз». В США ему принадлежат «Нью-Йорк пост», «Бостон Геральд», «Виллидж Войс», «Нью-Йорк Мэгэзин», «ТиВи Гайэд» и другие журналы. Владелец 23американских телестанций, телевизионных сетей в Великобритании, Азии и Латинской Америке, а также значительной доли акций киностудии «ХХ век Фокс». Ему принадлежат баскетбольный клуб, Национальная лига регби, несколько звукозаписывающих компаний и интерактивных сетей. Обладает состоянием в 11 млрд. долларов.

«Я думаю, что именно идеи лежат в основе моего энтузиазма … А ещё слишком маленький объём власти».

Руперт Мэрдок

Руперт Мэрдок — один из могущественнейших и влиятельнейших людей в мире. В 1995 году журнал «Форбс» написал: «Руперт Мэрдок является предположительно самым могущественным частным лицом на планете». Эту власть Мэрдок заработал тяжким трудом, отвагой и упорством. Он работал усерднее своих конкурентов и служащих, смотрел на риск как на приключение и никогда не сдавался перед лицом надвигающейся опасности. Когда Мэрдока спросили, почему он пошёл на потерю 150 миллионов долларов в первый год трансляции матчей Национальной Футбольной Лиги, он ответил с прозорливостью человека, который знает что говорит: «Без НФЛ вы не можете считать себя телевидением». Мэрдок — не такой уж внушительный с виду человек, который стремится занять господствующее положение во всех областях бизнеса, куда он входит, и контролировать каждое своё предприятие. В строительстве всепроникающей системы печатных и визуальных средств массовой информации в Австралии, Северной Америке, Европе, Азии и Латинской Америке ему сопутствовал успех. В конце 1995 года Мэрдок начал выпускать консервативный еженедельник «Стандарт», что заставило одного признанного авторитета в области новостей сказать: «Я думаю, он рассчитывает заработать себе политическое положение, сравнимое с его положением в финансовом мире».

Большей частью своего успеха Мэрдок обязан собственной философии, которую проповедовал в самом начале своей карьеры: «в борьбе за свободу информации именно технология, а не политика определит исход дела». «Ю-Эс-Эй Тудей» сообщала: «Политики боятся Руперта Мэрдока больше, чем он их… Он как кукольник, который дёргает за ниточки, стоя за кулисами». Сентябрьский 1995 года выпуск «Вэнити Фэйр» поставил Мэрдока в списке наиболее влиятельных персон наступающего информационного века на первое место. Второе место занял Билл Гэйтс, а третье Майкл Эйзнер из компании Диснея.

Сенсации как деловой принцип

Руперт — человек-парадокс, поскольку будучи приверженцем викторианской морали построил свою империю на «сенсациях» и «вульгаризмах». Его ведущие газеты в Австралии, Англии и Штатах все поднимали свой тираж с помощью кричащих заголовков, выставляющих на показ секс, убийства, насилия и кровь. Это был всеобщий принцип отбора информации, и конкуренты оставались далеко позади. Когда Мэрдок начал распространять фото женщин с обнажённой грудью (Лондонские девушки с третьей страницы), то заслужил прозвище «Мэрдок с титьками». В глазах этого консервативного пуританина-пресвитерианца провокационные заголовки и голые груди были всего лишь средством для достижения цели и не затрагивали его моральные и эстетические принципы. Он то и дело доказывал в спорах, что провокационные заголовки — это как раз то, что большинство читателей ожидает от местных газет. Щекочущие нервы сообщения перекочёвывали со страниц газет на телеэкраны компании «Фокс ТВ». В 1995 году в эфир вышли первые выпуски передачи «Медицинские случаи», рассказывавшие о ставшей жертвой вооружённого нападения лесбиянке с отстреленными сосками и сорокаоднолетнем мужчине, просившим об обрезании. Для Руперта цель всегда оправдывала средства.

Воротила информационного мира

Мэрдок — прагматист, поставивший себе целью узнать, о чём люди хотят прочитать в газетах, и который затем выкладывает им желаемое с бесстыдной прямотой. Если то, что в конце концов напечатано на страницах газет, раздражает добропорядочное общество и шокирует мораль, то ему лично на это наплевать. Фактически Мэрдок жаждет острой полемики и риска. Когда Руперт вошёл в десятку самых поразительных людей 1994 года, то в интервью Барбаре Уолтерс сказал: «Борьба благотворна для души»Именно этой боевитостью он похож на гражданина Кейка, экранное воплощение Уильяма Рэндольфа Херста, который занимал господствующее положение в газетном мире Америки первой половины двадцатого века. Мэрдока также сравнивают с Джозефом Пулитцером, журналистом, чьё имя присвоено журналистской премии. Пулитцер признан как родоначальник рекламы в масс медиа. Херст и Пулитцер являлись могущественными и влиятельными магнатами, но оба бледнеют в сравнении с могущественнейшим, постоянно рискующим своим капиталом Рупертом Мэрдоком. С учётом инфляции информационная империя Пулитцера стоила бы около 300 миллионов долларов по состоянию на 1994 год. При этих же условиях империя Херста стоила бы 700 миллионов долларов. Годовые обороты «Ньюз Корпорейшн» (австралийской холдинговой компании Мэрдока) в середине девяностых выросли до 20 миллиардов, плюс свыше миллиарда в авуарах и 1 миллиард чистого дохода. Это более чем на 40% выше самого высокого оборота Херста. В 1994 году журнал «Форбс» назвал «Ньюз Корпорейшн» второй по величине компанией Австралии, а Мэрдока — богатейшим человеком страны, обладателем состояния в 4 миллиарда долларов чистыми. В списке самых богатых людей мира он занимает шестое место.

Победа — вот что движет МЭРДОКом

Девиз Мэрдока звучит так: «Бизнес — это война». Несмотря на свой огромный финансовый успех Мэрдок утверждал: «Я не делаю деньги». Как и большинство великих предпринимателей и творческих гениев, Руперта больше интересовало не то, как разбогатеть, а как опередить конкурентов. Если вы победили в этой борьбе или стали лучшим в своей области, то вы получаете власть и деньги. Мэрдок — живое подтверждение этой аксиомы. Размеры его владений и влияние в сравнении с другими гигантами масс медиа производят впечатление. Он занимает господствующее положение не только у себя в стране, но распространяет беспрецедентные власть и влияние на весь мир. Теперь Мэрдока считают не австралийским, а международным магнатом, распространяющим своё влияние на многие страны. «Ньюз Корпорейшн» еженедельно выпускает шестьдесят миллионов экземпляров газет в Соединённых Штатах, Австралии, Европе и странах Тихоокеанского региона. В одной Австралии Мэрдок контролирует 70% всех новостных изданий плюс бесчисленные телестанции и 50% «Ансетт эйрлайнз». В Великобритании под контролем магната находится одна треть всей прессы, включая принадлежащие ему «Таймс», «Сан» и “Ньюс оф зэ Уорлд», издательства «Таймс Букс», «Харпер-Коллинз Паблишинг», кабельное телевидение «Скай Ченнел», агентства новостей «Рейтер» и «Пирсон Пи-Си». Тираж газеты «Сан» самый большой среди всех англоязычных газет мира — 4 миллиона экземпляров в день.

«Фокс ТВ» — бессмертный флагман

Начиная с семидесятых годов местом операций Мэрдока стали Соединённые Штаты. Его владения в Америке включают в себя «Фокс ТВ» — четвертую по значимости кабельную сеть, студию «XX век ФОКС», газеты «Бостон Геральд», «Сан-Антонио Экспресс Ньюз», «Нью-Йорк Пост», журналы «Нью-Йорк», «ТВ-гид» и бульварное издание «Нэшнл Стар»; издательства «Харпер энд Роу Паблишинг», «Салем Хауз», «Нью Уорлд Коммюникейшнз», «Зандервэн»; бесчисленные телестанции (на 1995 год их число достигало восемнадцать). В 1993 году Мэрдок приобрёл контроль над телевидением Тихоокеанского региона, самым широко транслируемым в мире, «Стар ТВ». Штаб-квартира компании находится в Гонконге и занимает ведущее положение в трансляции спутниковых программ на Китай, Индию, Малайзию и большую часть Азии. Как ярый консерватор, Мэрдок так оправдывал свои приобретения на Дальнем Востоке: «Спутниковое ТВ — недвусмысленная угроза любому тоталитарному режиму». Противники обвиняют его в экспансии «американского культурного империализма» путём распространения программ «Фокс ТВ» по собственной обширной сети телевидения, что само по себе имеет оттенок иронии, поскольку Мэрдок — австралиец. Совсем недавно границы его империи дошли и до Латинской Америки. При создании информационной династии Руперт Мэрдок без тени сомнения прибегал к помощи своего интуитивного видения и маниакальной энергии. Он, возможно, самый могущественный информационный магнат в истории. А если учесть, что его «Фокс ТВ» производит и распространяет свои шоу едва ли не по всему свету, то, вероятно, и самый влиятельный.

Конкурентная агрессия

Руперт Мэрдок добрался до вершины власти, потому что всегда торопился. Благодаря своему нетерпению и решениям, логически основанным на «наитии», он построил империю в рекордные сроки. Фундамент международной империи масс медиа был заложен довольно рано. Биограф Уильям Шоукросс пролил некоторый свет на причины преуспевания Мэрдока, описав его как человека, который не любил проигрывать: «Мэрдок всегда играл в теннис так, как будто от его победы зависело будущее целого мира… Его жизнь — это постоянная борьба с миром… Он беспрестанно двигается, спрашивает, ищет, жаждет, борется, льстит, задирает, требует, очаровывает, всегда требуя больше и больше газет, телекомпаний, пространства, власти» (Шоукросс, 1993 стр. 4).

Мэрдок всех служащих подбирает под себя: агрессивных людей, сымитировавших его стиль действий. У него было какое-то чутье, позволяющее привлекать на руководящую работу индивидуумов, таких же, как он ренегатов по натуре. Из интервью с лейтенантами его информационной армии можно выделить два словосочетания: «находящийся в нашей собственности» и «победить любой ценой». Многие перенимают лихорадочный стиль работы своего босса и заражаются его честолюбием. Мори Пович перешёл на «Фокс ТВ» из другой кабельной телекомпании и был поражён до глубины души отличием «Фокс ТВ» от других конкурентов. Он рассказывал, что столкнулся с «открытым нахальством… Они были безграничны. Взвод сорвиголов Мэрдока прыгал в неизвестность без парашютов».

Успех А-личности

В июне 1994 года «Ньюсуик» заметил, что Мэрдок «перевернул всю отрасль. Эта сделка («Фокс ТВ» под носом у Си-Би-Эс перекупила трансляцию матчей НФЛ) не имеет себе аналогов, она просто блестяща.

Трудоспособность не знающего усталости Мэрдока поражает даже его жену Анну. Она не понимает его навязчивой потребности приобретать ещё и ещё, работая при этом все усерднее и усерднее. В 1984 году миссис Мэрдок сказала репортёрам: «Я хотела бы, чтобы он сбросил скорость… но не думаю, что это случится».

Когда в 1988 году Мэрдок приобрёл у Уолтера Аннен-берга компанию «Трайэнджл Продакшинз», это оказалось самой крупной сделкой такого рода в истории. Приобретение «Метромедиа» (XX век ФОКС) и «Трайэнджл Пабликейшинз» («ТВ-Гид», Семнадцатый канал и Спортивный) стало шоком даже для Анненберга. После завершения сделки Анненберг назвал Мердоха «выдающимся игроком. Решительным самоотверженным парнем и бесстрашным соперником», добавив: «… а заполучив «Фокс» и «Метромедиа», я чувствую, он захочет весь земной шар». Келвин Мак-Кензи, редактор чрезвычайно популярной лондонской газеты «Сан», сказал: «За полчаса босс добивается большего, чем другой человек за целый день. Он хитёр как целый фургон обезьяна».

Ранние детские переживания

Руперт Мэрдок родился 11 марта 1931 года в тридцати милях к югу от Мельбурна (Австралия) на ферме Краден. Он был первым сыном и вторым ребёнком Кейта Мэрдока и Элизабет Грин. Сестра Хелен была на два года старше Руперта. С ней он стал близок как ни с кем из своих младших сестёр: Энни, появившейся на свет в 1935 году и Дженет — в 1939 году. Кейт Мэрдок, превративший мельбурнскую «Геральд» в передовую газету Австралии, слыл в издательском деле человеком-легендой. В молодости он был предпринимателем и внештатным журналистом, но позже осел в Мельбурне, чтобы содержать семью. Кейту Мэрдоку шёл уже пятый десяток, когда на свет появился Руперт, и он стал для сына главным образцом для подражания. Издательское дело привлекало Руперта ещё мальчиком, когда он узнал, какой властью обладает его отец. Дед — пресвитерианский священник — привил внуку викторианскую мораль.

Мэрдока назвали в честь другого деда по материнской линии Руперта Грина. Отъявленный бездельник Руперт Грин пил, играл и гонялся за юбками. Многие думали, что он оказал на внука самое сильное (и худшее) влияние. Грин подстрекал тёзку сесть за руль своего автомобиля, когда мальчик едва доставал до педалей. Без деда не обходились и другие проказы и проступки, приводившие маленького Руперта и его сестёр в восторг.

Но, возможно, больше других на мальчика повлияла мать, леди Элизабет, привившая сыну независимость. Летом Руперт должен был спать на дереве, в шалаше: «Я думала, Руперту будет полезно спать на свежем воздухе. Это отлично закалило мальчика. Шалаш находился, примерно, на высоте половины ствола над землёй. Электрического света там не было». Руперт никогда не соглашался с мнением матери, что ночёвка на дереве воспитывает характер. Хотя подобный опыт привил ему независимость, самостоятельность и навыки выживания, необходимые для того, чтобы выйти победителем из борьбы с обстоятельствами. Именно независимость, самостоятельность и отвага помогли Руперту Мэрдоку стать преуспевающим магнатом.

Маленький бизнесмен

Мальчиком Мэрдок ловил зайцев, кроликов, крыс и продавал шкурки по дешёвке. Ещё он собирал на ферме навоз и тоже продавал, а на вырученные деньги играл. Старшая сестра Хелен, которая была его ближайшим другом детства, говорила, что брат напоминал «кота, гуляющего сам по себе». В десять лет Руперта отдали в школу-пансион Джилонга. Школу он страстно ненавидел, но мать отстояла своё решение, сказав: «Я думаю, что пансион научит тебя жить среди чужих людей и быть менее эгоистичным». Чего она знать не могла, так это того, что пребывание в пансионе отлично развивает необходимые предпринимательские качества. [Фред Смит («Федерал Экспресс») и Тед Тернер (Си-Эн-Эн) также учились в пансионах и испытывали к ним подобные чувства.] Дети в таких школах вырастают независимыми, самостоятельными и способными выжить среди соперников. Ученики учатся справляться с новой обстановкой. Опыт формирует характер, чувство ответственности, прививает способность самому принимать решения. Мэрдок вспоминал: «В школе я чувствовал себя одиноко, и меня осыпали насмешками, дразнили», и ещё: «Это заставило меня понять, что если я собираюсь стать издателем или занять ведущее положение в мире масс медиа, то должен быть сам по себе и ни с кем не заводить близких отношений, которые могут скомпрометировать меня». Школьный товарищ Мэрдока Деррил Уордл говорил, что Мэрдок был «чрезвычайно уверен в себе» и что «он всегда хотел заниматься газетами». Именно в годы, проведённые в пансионе, сформировались антиобщественные убеждения Мэрдока.

Игрок и ренегат

В 1948 году Мэрдок окончил школу и подрабатывал в отцовском «Геральд» журналистом-практикантом. В 1950 году Руперта отослали в Оксфорд, в Уоркестерекий колледж, где он изучал политику, экономику и философию, но никак не журналистику. Именно в Оксфорде Мэрдок стал законченным радикалом и даже держал в комнате бюст Ленина, чтобы продемонстрировать свою нелюбовь к истеблишменту. Руперт являлся свободной личностью и пришёл в восторг от нонконформизма. В студенческие годы он был задирой, богачом и коммунистом — черты не слишком любезные сердцу консервативных британцев. Попытавшись стать членом Крикетного клуба, он потерпел неудачу: его отказались принять. В то время лучшим другом Руперта стал друг его отца Роэн Риветт. Риветт писал Кейту Мэрдоку о сыне: «Я склонен предсказать, что свой первый миллион он заработает с фантастической лёгкостью». Мэрдок-младший был плохим студентом, склонным к браваде. Однажды он приехал в гости к Риветту на роллс-ройсе, объяснив ему: «Я позвонил им и сказал, что если фирма «Роллс-ройс» одолжит мне машину, я посвящу им обозрение в одной из наших газет». Не каждый оценил бы такое нахальство. Газета колледжа «Черуэл» описала его так: «Беспокойный, уже поездивший по миру человек двадцати одного года известен… как блестящий спорщик, со слегка развязными манерами». Ещё в молодости Мэрдок стал азартным игроком и так и не избавился от этого пристрастия.

Мальчик-издатель

Когда Мэрдок уже заканчивал колледж, в его жизни случилась трагедия. Кейт Мэрдок внезапно скончался, оставив управление двумя семейными газетами в Брисбейне и Аделаиде единственному сыну. Это были довольно популярные в масштабах маленьких городков газеты, которые не приносили больших доходов. Посоветовавшись с подругой, леди Элизабет продала брисбейнскую газету. Молодой Руперт впал в ярость, так как ему не терпелось поруководить ими в качестве издателя. Он запросил у руководства «Аделаиды Ньюз» письменный отчёт о всех финансовых вопросах и во время своего последнего семестра в Оксфорде осуществлял руководство газетой (титулярную власть) из Англии. В 1953 году Мэрдок с трудом сдал выпускные экзамены и получил третью, низшую степень. Некоторое время он проработал в «Лондон Тайме», чтобы поднабраться необходимого в издательском деле опыта. В сентябре он приехал в Аделаиду, чтобы взять на себя руководство газетой. Мэрдок стал главным редактором этой газеты, которая из-за своего жалкого тиража в 75000 экземпляров была, практически, неплатежеспособна. Появление Мэрдока разом замутило тихие провинциальные воды. Он участвовал в работе каждого отдела и к двадцати двум годам завоевал репутацию Мальчика-издателя. Его удивительная энергичность оказалась заражающей, так как внезапно все вынуждены были работать быстрее и усерднее, чтобы не отстать от этого человека-вихря. Другая аделаидская газета «Эдвертайзер», управлявшаяся старой фирмой, где когда-то работал отец Руперта, решила вытеснить «Ньюз» из бизнеса и предпринимала серьёзные шаги, чтобы уничтожить конкурента. Но на каждый удар «Эдвертайзера» Мэрдок отвечал вдвое сильным ударом. Конкуренты хотели, чтобы новичок продал газету и вышел из игры, но в конце концов капитулировали перед его энергией и энтузиазмом и согласились на слияние, оставив Мальчика-издателя у руля.,

Строительство империи

Первая попытка Мэрдока расширить своё дело имела место в 1956 году, когда он приобрёл мельбурнский еженедельный журнал «Нью Идеа». Целиком переменив финансовое положение газеты, он купил издававшуюся в Перте «Санди Таймс». Покупка газеты вызвала разногласия в совете директоров «Аделаида Ньюз», поскольку Перт находился более чем в тысяче четырёхстах милях от Аделаиды и управлять новым издательством оказалось бы довольно трудно. Мэрдок твёрдо решил доказать, что совет ошибается, поэтому лично отправился в Перт и поднял на ноги разорившуюся газету. Именно в Перте он заработал репутацию издателя сенсаций. «Тираж любой ценой» — стало его девизом. Типичными стали сенсационные, леденящие кровь заголовки вроде: «Прокажённый изнасиловал девственницу. Жертва родила чудовищного младенца». Стратегия Мэрдока сработала и как по мановению волшебной палочки газета совершила огромный скачок, заняв лидирующее положение на рынке.

Заклад имущества и экспансия

Вскоре Мэрдок сообразил, к вящей своей выгоде, для расширения своих владений использовать чужие деньги, и начал проводить в жизнь эту стратегию, скупая обанкротившиеся газеты, ставя их на ноги и с их помощью приобретать ещё и ещё. Для того, чтобы и дальше держаться прежнего курса, требовалось наладить отношения с банками. Банки любят доставшееся им по закладным имущество, и, используя эту приманку, Мэрдок мог и дальше строить свою империю, не прибегая к наличности. Мэрдок сделал подобное предложение банку Содружества в Сиднее, что оказалось гениальным шагом со стороны Руперта. Агрессивные банкиры увидели в Мэрдоке молодого тигра не без амбиций и проницательности и ссудили его деньгами для начала. Вскоре после того он позвонил и попросил 150 миллионов наличными, на что и получил согласие, опять же по телефону. Главный менеджер Джек Армстронг сказал: «Он никогда не поступал вопреки соглашениям с банками и держал своё слово. Он всегда оплачивает свои счета, поэтому мы твёрдо верим Руперту». Подобные отношения с банком Содружества позволили Мэрдоку открыть мгновенный и почти неограниченный кредит и стали основой беспрецедентного роста «Ньюз Корпорейшн».

Телевидение

В 1956 году Мэрдок встретился с хорошенькой блондинкой — стюардессой Патрицией Букер и влюбился в неё. Оставаясь верным себе, большую часть медового месяца он провёл инспектируя свои новые приобретения. В 1959 году у супругов родилась дочь Пруденс, но семейные обязанности никогда не отвлекали Мэрдока от работы.

Мэрдок чем дальше, тем больше заболевал сенсационным открытием в мире развлечений — телевидением, которое в середине пятидесятых добралось и до Австралии. Он предвидел, что новая технология станет в мире масс медиа свершившимся фактом. Первая телевизионная станция начала работать в 1957 году в Аделаиде, и Мэрдок решил приобрести себе одну станцию. Он вспоминал: «В пятидесятых, если вам нужно было попасть на телевидение и быть на телевидении, вам необходимо было ехать в Америку». Руперт выиграл торги за 9-й канал Аделаиды, а затем отбыл в Штаты, чтобы изучить внутренние механизмы отрасли и купить пакет программ для своей новой станции. Первую остановку он сделал в Лас-Вегасе, где влюбился в американскую культуру и Стрип (главная улица Лас-Вегаса). Первым наставником Мэрдока в этом бизнесе стал пионер телевидения директор Эй-Би-Си Леонард Голденсон. Голденсон только что заключил сделку с Диснеем и отныне приобрёл репутацию волшебника. Два рискованных предпринимателя быстро подружились и заключили множество сделок. Мэрдок продал Голденсону 6% «Ньюз Корпорейшн» в обмен на трансляцию программ Эй-Би-Си на Австралию и долгосрочное сотрудничество в области предоставления программ для Австралии. Мэрдок позднее признавался: «Во многих отношениях Голденсон был примером для подражания, хотя мы выросли в весьма различных окружениях… Успех Леонарда всегда был результатом вдохновения и ободрения. Он доказал, что можно сколотить капитал даже при неблагоприятных условиях».

Необычайный успех в Сиднее

Мэрдок вернулся в Австралию вдохновлённый захватывающими дух перспективами, которые открывало ему телевидение, и полный планов создать австралийскую версию «ТВ-Гида». В сентябре 1959 года он выпустил этот журнал и его выпуск совпал с началом вещания канала 9. Телестанция мгновенно снискала успех и принесла достаточно денег для того, чтобы беспокойный импульсивный Мэрдок мог расширять свою империю с неослабевающей скоростью. В это время его захватила идея перенести издательское дело в крупные города и выдвинуться «из Аделаиды на крупные рынки Сиднея и Мельбурна». Сперва Мэрдок появился в Сиднее, где купил неплатёжеспособную газету «Сидней Миррор». Сидней представлял собой самый крупный рынок сбыта в Австралии и проникнуть на него было довольно трудно. Он принадлежал «старым добрым парням», которые были уверены, что остановят разбег Мальчика-издателя, подложив ему свинью. Поначалу Мэрдок позволил им воспользоваться своим преимуществом, но снова заложил собственность, чтобы приобрести газету. За «Сидней Миррор» самому внушительному и старейшему издательству в Австралии «Фэйрфакс Груп» он заплатил 7,5 миллиона долларов, внеся первоначальный взнос всего в 30% от означенной суммы. Прежние владельцы, вполне естественно, ожидали, что меньше чем через год Мэрдок уже не сможет выплатить залог, так как даже в «Фэйрфакс Груп» не смоги сделать эту газету популярной. Мальчик-издатель прибег к испытанной верной тактике сенсационных заголовков и агрессивной кампании по завоеванию рынка. Заголовки типа «Звезда Тенниса шокирует священника» и «Изнасилована тринадцатилетняя девочка( мгновенно подняли тираж до невероятных размеров. Успех раз и навсегда вытащил газету из долгов и доказал, что Руперт Мэрдок не из тех, на кого можно смотреть свысока.

«ОСТРЭЙЛИЕН» — первая газета общенационального масштаба

Мэрдок начал мечтать о создании собственной газеты прямо с нуля, самой большой газеты в Австралии. Приступая к реализации этого обширного проекта, он приобрёл разорившиеся станции UHF TV, WIN 4, в довершение всех операций в Сиднее, куда уже перевёз свою семью. Мэрдоку исполнилось всего тридцать три года, когда он затеял предприятие, которому суждено будет стать его коронным достижением в издательском деле. Для своих планов Мэрдок выбрал Канберру, за её центральное местоположение и близость к правительству. Он взял на место редактора издателя-легенду Макса Ньютона, что положило начало, многолетней любви-ненависти между ними. Позднее Ньютон писал: «В те ужасные дни и часы… Руперт демонстрировал крепость стали, беззаботность игрока и прозорливость, которая с тех пор только окрепла на международной арене» (Шоукросс, 1993, стр. 118).

Это идеалистическое предприятие позволило Мэрдоку развернуться и было поистине новаторским. Выпустив 14 июля 1964 года первый номер «Острэйлиен», он на многие годы опередил «Ю-Эс-Эй Тудей». Макс Ньютон говорил: «Казалось, «Острэйлиен» появилась на свет силой его энергичной воли». Многие годы газета приносила убытки, но это было стильное издание, основанное самим Рупертом; он не бросил её и сделал её такой популярной, какой мы знаем «Острэйлиен» сегодня.

Мэрдоку было ещё тридцать три, но он уже зарекомендовал себя как рискованный предприниматель и трудоголик. Работа по выпуску «Острэйлиен» держала его вдали от дома целыми неделями. Семью он оставил в Сиднее, а сам работал в Канберре, совершая поездки и в более отдалённые места. Мэрдок позднее признавался, что его брак был неудачей, разъясняя: «Вероятно, я был слишком молод и женился второпях». Мэрдок пережил сумбурный развод, оставив дочь Пруденс у себя. После развода Руперт встретил практикантку-журналистку из Сиднея Анну Торв и влюбился в неё… Она была не только красива, но и честолюбива. Анна, ставшая в конце концов полноправным журналистом, вспоминала свою встречу с Мэрдоком: «Он ворвался в комнату как вихрь. Это было очень соблазнительно». В апреле 1967 года они поженились.

Характерной чертой Руперта как бизнесмена и сейчас является то, что он никогда, если это возможно и выгодно ему, не держит своего слова. Люди, когда-либо имевшие с ним дело, подчёркивают, что необходимо оговаривать и документально фиксировать всё, что касается совместной деятельности, вплоть до последнего цента. У нас в Москве, да и вообще в России, на языке современного бизнеса такие люди, как Мэрдок, называются «кидалами». «Не заплатить по выполненномуподрядчиком контракту для него проще, чем высморкаться», — это слова Яна Чапмена, бывшего председателя совета директоров издательства «Харпер энд Коллинз».

Людям, ведущим совместный бизнес с Мэрдоком, нужно всегда держать ухо востро. Часто он использует сотрудничество с кем-либо для захвата бизнеса своего же делового партнёра. При реализации каких-либо амбициозных проектов, сулящих большую прибыль, всегда наступает опасный момент, когда инвестиции уже сделаны, а доходы ещё не начали поступать или поступают в очень малом объёме. Вот тут-то хитрый издатель либо заявляет о выходе из совместного проекта, либо подговаривает банки-кредиторы предъявить требования по возврату вложенных средств. Предприятие становится банкротом, неудачливый партнёр разоряется, на него списываются все долги предприятия, а Руперт в итоге завладевает почти всем пирогом.

Глобальное видение

Завоевав к концу семидесятых основной рынок Австралии, Мэрдок неожиданно получил предложение расширить свои владения за пределы Австралии. Бывший однокашник Стефен Катто позвонил Мэрдоку и спросил, не примет ли тот предложение купить лондонскую газету «Ньюс оф зэ Уорлд». Сами лондонцы называли её «Новости бабников», поскольку несмотря на свой почтенный возраст это было самое непристойное издание в Британии. На эту газету претендовал Роберт Максвелл и она была предложена Мэрдоку, чтобы щёлкнуть Максвеллу по носу. Отказаться от возможности продемонстрировать свою удаль высокомерному англичанину, унижавшему его в колледже, было для честолюбивого Мэрдока выше всяких сил. Несмотря на то, что Анна ждала их первую дочь Элизабет, Руперт купил газету и перевёз семью в Лондон.

Мания и успех

На вопрос одного репортёра: «Что движет Рупертом?» Мэрдок ответил: «Сама игра, бросающая мне вызов. Это здорово щекочет мне нервы и было бы неверно отрицать, что она воодушевляет». Биограф Уильям Шоукросс (1993) делился своими наблюдениями: «Его приобретения носят характер безумия… Он находит абсолютно невозможным расслабиться… На шестом десятке лет это все ещё одержимый человек… с неиссякаемой энергией». Многолетний редактор и приятель Макс Ньютон говорил о его живом поведении: «Самое огромное имущество Руперта — это его интеллектуальная и психическая энергия». Эта энергия помогла Мэрдоку занять господствующее положение в мире масс медиа.

Мэрдок приехал в Лондон в конце 1968 года, чтобы поторговаться за воскресную газету «Ныос оф зэ Уорлд». Получив её в свои руки, он превратился в живой ураган, вмешиваясь в повседневные операции газеты. Редактор сэр Уильям Самерфилд встревожился, когда Мэрдок заплатил около 100000 долларов Кристине Килер за её воспоминания о романе с Джоном Профуно. Мэрдок ответил на это классически: «Я не для того проделал весь этот путь сюда из Австралии, чтобы ни во что не вмешиваться. Можете принять это или уволиться». Саммерфилд уволился.

Лондонский импрессарио

Через год после переезда в Лондон Мэрдок снова схватился со своим ярым врагом Робертом Максвеллом за «Лондон Сан» и снова вышел победителем. И «Лондон Сан», и «Ньюс оф зэ Уорлд» были куплены под заем и на момент совершения сделки отчаянно боролись за выживание. «Ньюс» практически являлась банкротом, но Мэрдок чуть ли не за одну ночь поставил газету на ноги и расплатился с долгами. Затем он купил «Сан» только для того, чтобы не отдать её Максвеллу. Эти газеты Руперт Мэрдок превратил в финансовый костяк своей империи. Но критики в Британии смотрели на это иначе. Упор на непристойности в политике изданий и появившиеся в результате в «Лондон Сан» за 17 ноября 1970 года три обнажённых девицы ужаснули их. Под руководством Мэрдока «Сан» стала сенсационным жёлтым изданием, а в конце концов и самой читаемой англоязычной газетой в мире с ежедневным тиражом четыре миллиона экземпляров. Подобная раскрутка газеты принесла её владельцу проклятие британского истеблишмента и прозвище «Мусорокопатель».

Владелец жёлтой прессы

Чтобы поставить на ноги эти две лондонские газеты, Мэрдок прибег к испытанным временем приёмам жёлтой прессы. 17 ноября 1970 года он первым разместил на третьей странице фото девиц с обнажённой грудью, на всю жизнь обеспечив себе репутацию «Мэрдока с титьками». Для увеличения тиража он печатал откровенно сексуальные фотографии и сочинял мерзкие заголовки, и газета завоевала известность как самое скандальное издание в истории. Газеты-конкуренты «Миррор» и «Нью Стэйтсмен» стали называть его не иначе, как «дерьмовый листок Мэрдока», на владельца обрушился гнев духовенства, правительственных чиновников и ревнителей общественных нравов. Элизабет Мэрдок поставила моральную чистоту сына под вопрос и потребовала от него объяснений по поводу похотливых заголовков в его газетах. Он объяснил ей: «Нужно же было как-то развлечь этих бедных британцев — у них была такая пресная жизнь». После появления на страницах «Сан» воспоминаний Кристины Килер Мэрдок был обруган Дэвидом Фростом в телеинтервью. Никому не спускавший обиды Мэрдок отомстил, прибегнув к своей финансовой власти. Он сначала нанял отца Фроста, а потом уволил его. Фрост вспоминал об этом случае: «Несомненно, вам не захотелось бы находиться на стороне его врагов». Тактика Мэрдока срабатывала несмотря на шквал критики, и тираж «Сан» возрастал с драматической скоростью. В 1971 году «Сан» была названа Газетой Года и вскоре превратилась в дойную корову «Ньюз Корпорейшн». К 1993 году она приносила потрясающий годовой доход в 50 миллионов долларов.

Америка

Своей маниакальной потребностью господствовать в мире масс медиа Мэрдок походил на вымышленного героя Гражданина Кейка и уже поглядывал за океан, думая о дальнейшем расширении. Анне Мэрдок жизнь в Британии не понравилась, и жена с восторгом восприняла переезд в Штаты. Антиобщественные взгляды Руперта Мэрдока и визжащие заголовки вроде «Лучшие киски в нашей газете» вызывали гнев британских критиков. Газеты Мэрдока запрещали в библиотеках, он стал в Лондоне нежелательным гостем.

Осенью 1976 года Мэрдок переехал в Соединённые Штаты. Он немедленно приобрёл три газеты в Сан-Антонио за двадцать миллионов долларов. Затем магнат начал выпускать «Нэшнл Стар», жёлтую газетку, продающуюся в супермаркетах, способную конкурировать с «Нэшнл Инкуайер». К началу восьмидесятых «Стар» могла похвастаться тиражом в четыре миллиона и годовым доходом в 12 миллионов. Затем Мэрдок приобрёл старейшую американскую газету «Нью-Йорк Пост», заплатив 30 миллионов, а к концу 1976 года подмял под себя журнал «Нью-Йорк» и «Вилледж Войс»; оба ранее принадлежали Клэю Фелькеру. Фелькер был разорён и обвинил Мэрдока в том, что его истинным мотивом является потребность «превзойти своего отца Кейта. И править всем миром». В 1972 году за 16 миллионов Руперт выкупил у издательской корпорации Херста «Бостон Геральд». Так началась его политическая борьба с Эдвардом М.Кеннеди.

Гражданин Америки

Чтобы быть поближе к своему новому драгоценному приобретению, «Нью-Йорк Пост», Мэрдок устроил свою штаб-квартиру в Нью-Йорке и перевёз свою семью. В этот период у Мэрдока вошло в обычай завтракать на одном континенте, ужинать на другом, совершая в это время сделки на третьем. После приобретения «Бостон Геральд» Руперт принял американское гражданство, так как сенатор Эдвард М.Кеннеди поднял вопрос, почему национальные газеты скупаются иностранцем. В 1985 году Мэрдок стал гражданином США. Время было выбрано как нельзя кстати, потому что ему отчаянно требовалось разрешение биржевой комиссии на приобретение компаний «Метромедиа» и «Трайэнджл». Анна Мэрдок сказала в интервью «Нью-Йорк Трибюн»: «Я была шокирована. Никогда не думала, что он всё-таки сделает это. Тогда я поняла, насколько огромна сила его честолюбия». Мэрдоки обожали Америку, особенно Нью-Йорк, в котором жили до 1992 года. Руперт решил, что ключ к росту «Ньюз Корпорейшн» лежит в области развлечений. Семья переехала в Южную Калифорнию, поближе к «XX век Фокс» и «Фокс ТВ».

Мания риска

В восьмидесятых, будучи уже в летах, Мэрдок снова принялся расширять «Ньюз Корпорейшн». Его энергия ещё далеко не иссякла и он продолжал рисковать. Но риск оправдывался, поскольку за десятилетие империя выросла в шесть раз в многомиллиардную цитадель, возведённую на долгах. В 1985 году Мэрдок приобрёл «Метромедиа» и «XX век Фокс» за 2,6 миллиарда долларов и его долг достиг суммы свыше 2,3 миллиардов. В мае 1985 года «Нью-Йорк Таймс» заметила: «Руперт из тех людей, кому новый вызов только щекочет нервы. Он всегда готов забраться на Эверест. У него широкий круг интересов. Очень широкий». В 1988 году не смущаясь долгами Мэрдок истратил ещё 3,8 миллиарда на издательский дом «Харпер энд Роу». Долг «Ньюз Корпорейшн» вырос до астрономической суммы, что встревожило банкиров. Но ни риск, ни долги не были Мэрдоку помехой, он был уверен в своей способности выбираться из самых трудных ситуаций. Так что не было такого риска, на который он не пошёл бы. Барри Дилер так охарактеризовал стиль действий Мэрдока: «Когда его загоняют в угол, он показывает лучшее из того, на что способен».

Агрессия в конкурентной борьбе

Волшебное прикосновение Мэрдока чувствовалось и вне информационной индустрии. Мэрдок купил «Ансетт Эйрлайнз» — вторую по величине авиакомпанию Австралии за 80 миллионов долларов в 1979 году. К середине восьмидесятых компания стоила уже 500 миллионов. Но Руперт не только покупал, но и руководил недрогнувшей рукой. Возьмём, например, его войну с профсоюзами, кульминационные события которой развивались в районе Большого Лондона, Уоппинге. В этом конфликте Мэрдок продемонстрировал своё упорство и присутствие духа. В шестидесятые-семидесятые годы профсоюзы держали издательский бизнес мёртвой хваткой. Мэрдок методично спланировал каждый шаг битвы, призванной подорвать их контролирующие позиции. В 1986 году никому не раскрывая своих истинных намерений он построил в Уоппинге автоматизированную типографию. Пока шло строительство, хозяин восемнадцать месяцев вёл переговоры с профсоюзом, пытаясь урезонить их требования. Этого ярого капиталиста раздражала крайне низкая производительность членов профсоюза. Мэрдок собрал множество сравнительных данных, которые позволили ему обвинить газетные профсоюзы Флит-стрит в том, что они занимаются рэкетом и устроили «настоящий бедлам». В то же самое время в газетах Сан-Антонио у печатающего станка стояло по четыре человека, в Чикаго — пять, в Нью-Йорке и Сиднее — шесть. А в Лондоне — восемнадцать, то есть в три раза больше людей, выполняющих ту же самую работу. Вдобавок члены английского профсоюза получили зарплату в два раза больше, чем в среднем по стране. Мэрдок решил автоматизировать каждый этап типографского процесса, таким образом избавившись от необходимости нанимать членов профсоюза. Он потратил миллионы долларов на покупку самого современного печатного оборудования американского производства, на его тайную транспортировку морем и монтировку в Уоппинге. Когда в январе 1986 года Мэрдок открыл новую типографию, члены профсоюза, как и ожидалось, объявили забастовку.

Созидающий разрушитель

В ночь на 25 января 1986 года Руперт Мэрдок понял, что если номер из печати не выйдет, победа останется за профсоюзом, и он лично вылетит из газетного бизнеса. Мэрдок сам взял на себя руководство типографией в Уоппинге и вместе с рабочими — не членами профсоюза работал без остановки, чтобы выпустить газету, которая вырвет прессу из когтей профсоюза. Одетый в свитер и кроссовки Мэрдок носился по типографии, разъясняя, упрашивая, действуя, в общем делая всё необходимое. В ветровке с капюшоном и бордовой буквой S на груди, на глазах у рабочих он практически в одиночку уничтожал тиранию профсоюзов. В эту историческую ночь типография Мэрдока с успехом напечатала четыре миллиона экземпляров, и профсоюзы потерпели эффектное поражение. Руперт один освободил Флит-стрит. Дрексель Бурнам подсчитал, что в результате этой игры с профсоюзами, которую они проиграли, суммарная стоимость двух лондонских газет Мэрдока поднялась с 300 миллионов до 1 миллиарда долларов.

Мышление игрока

К 1990 году этот мечтатель имел долгу на 7 миллиардов долларов, из которых 2,3 миллиарда составляли краткосрочные кредиты. Эти суммы ужаснули банкиров. Империя стояла на грани исчезновения, поскольку «Ньюз Корпорейшн» в основе своей была неплатёжеспособной. Между 1990 и 1992 годом Мэрдок был близок к банкротству. На Энн Лэйн из «Ситибэнк» возложили ответственность за уменьшение долга Мэрдока. Операцию по его спасению она назвала операцией «Дельфин». Лэйн проработала с магнатом многие месяцы, охарактеризовав его стиль действий так: «Этакий австралийский Красный Барон, который во всём полагается на авось». Она говорила, что Мэрдок погряз в долгах до такой степени, что один телефонный звонок мог бы положить конец делу всей его жизни. Лэйн довелось узнать настоящего Руперта Мэрдока, и она была поражена: «Он работал усерднее и решительнее многих из тех, кого я знала, и я также знала, что он никогда не опустит руки со словами: «Я больше не могу». К его чести будь сказано, он продал самые дорогие свои приобретения: «Семнадцатый канал», «Нью Вумэн», «Мирабеллу», «Рэйсинг Форм», выручив 650 миллионов долларов, чтобы утешить банкиров и ликвидировать кризис наличности. Мэрдок лихорадочно работал и с помощью Лэйн спас свою империю. Подтверждая свою натуру игрока, он начал приобретать собственность с удвоенной скоростью, едва увидел, что его империя благополучно избежала краха.

Хитроумный лис

Причиной такого легкомысленного отношения Мэрдока к катастрофе являлась его мечта создать четвёртое кабельное телевидение под эгидой «Фокса». Почва для этого была подготовлена ещё в 1985 году, когда он приобрёл «Метромедиа» и «Фокс». Официально новая станция начала вещание 1 марта 1987 года, но она не могла сравниться с Эй-Би-Си, Си-Би-Эс или Эн-Би-Си ни по качеству программ, ни по объёму прибыли от рекламы. Мэрдок был истинным предпринимателем и был готов на все, лишь бы сделать компанию окупаемой. Сначала он переманил с Эн-Би-Эс Джоан Риверс и заплатил ей 5 миллионов, чтобы она могла посоперничать с Джонни Карсоном. Эта попытка окончилась провалом, стоив Мэрдоку миллионов. Зачтём в качестве ведущего ток-шоу «События недели» был приглашён Маури Пович. Шоу стало невероятно популярным, принеся в 1992 году 25 миллионов. Пович признал верность тактики Мэрдока: «Откровенное нахальство. Никто не упоминает о группах исследователей, консультантах или исследовании рынка. Эти парни были так небрежны, как будто на свете нет ничего легче. Они были бесстрашны. Взвод Мэрдока прыгал в неизвестность без парашютов». (Шоукросс. 1993, стр. 429).

«Семья Симпсонов» — успех ренегата

Кабельное телевидение «Фокс ТВ» получило ещё один толчок к развитию в 1989 году, когда Мэрдок выпустил на экраны антиобщественный мультфильм «Семья Симпсонов». Это стало мгновенной сенсацией. Барт Симпсон — детище Мэтта Гренинга — противоречащий культурным традициям персонаж, во многом, кроме успеха, конечно, напоминающий самого Руперта. Мэрдок представляет собой классического везунчика, а Симпсон — неудачника. Но оба являются ренегатами, нетерпящими общепринятых норм поведения, по-житейски хитрыми, решительными, агрессивными, волевыми, не любящими правил. Оба могут быть обаятельными и способны манипулировать другими людьми. Затем вслед за Симпсонами на «Фокс ТВ» с тем же успехом прошли «Самые знаменитые преступники в Америке» и «Выйти замуж с детьми».

Риск и оптимизм

Благополучно решив кризис наличности в 1991 году Мэрдок с удвоенной скоростью принялся развивать телекомпанию, способную конкурировать с Эй-Би-Си, Си-Би-Эс и Эн-Би-Си. В 1994 году весь информационный мир и Си-Би-Эс в частности, пережили шок, когда магнат предложил Национальной Футбольной Лиге 1,6 — миллиарда долларов за право транслировать все игры лиги в течение четырёх лет. До этого свыше сорока лет игры транслировала Си-Би-Эс, предложившая на торгах 400 миллионов долларов. Но Мэрдок больше конкурентов был заинтересован в том, чтобы использовать НФЛ для повышения собственной платёжеспособности, и готов был терять по 150 миллионов в год, лишь бы «Фокс ТВ» по праву заняла четвёртое место среди телекомпаний. Си-Би-Эс обладала неважным видением перспективы, к тому же она действовала бюрократическими методами, тогда как Мэрдок смотрел далеко вперёд и легко выиграл аукцион. Затем он под носом у тех же конкурентов перекупил права на трансляцию матчей НХЛ в течение пяти лет, включая финалы кубка Стэнли, за 155 миллионов. Мэрдок поверг в изумление ассоциацию гольфа, предложив профинансировать игровой гольф-турне. За трансляцию Уимблдонского турнира на весь мир была предложена необходимая для тенниса сумма в 120 миллионов долларов за четыре года. Мэрдок бился об заклад, что обширная телесеть, вещающая на четыре континента, даст ему необходимые средства для оплаты непомерных цен за пакеты программ. Затем он предложил владельцу «Нью Уорлд Коммюникейшнз» миллиардеру Рону Ферльману полмиллиарда долларов за включение двенадцати телестанций в сеть «Фокс ТВ», что вкупе с пятьюдесятью новыми станциями составляло 188 точек. На фоне 215 станций Си-Би-Эс, 214 станций Эн-Би-Си и 225 станций Эй-Би-Си такое количество выглядит вполне приличным. Мэрдок не боялся вкладывать деньги в дело, основанное на конкуренции. А это самое важное для того, кто принимает участие в конкурентной войне американских телеканалов. Дух азарта лежит в основе каждого принимаемого решения.

Власть и влияние

Руперт Мэрдок — человек который сам себя сделал; он излучает огромную энергию и настойчивость. Несгибаемая сила воли позволяет ему сосредоточиться на поставленных целях и действовать со своей решительностью. Он никогда не пробует. Уже через несколько минут после встречи с Джоном Вернером Клюге Мэрдок заключил с ним сделку на покупку «Мультимедиа» за 1,6 миллиарда долларов. В обычной корпоративной бюрократической обстановке это было бы совершенно недостаточно. Именно эта предпринимательская жилка сделала Мэрдока могущественным человеком. В схватках со своим врагом Робертом Максвеллом, за спиной которого стоят огромные ресурсы, он всегда выигрывал благодаря своему честолюбивому духу. Как-то репортёр спросил у Мэрдока о его стычках с Максвеллом, и Руперт чистосердечно ответил: «Он (Максвелл) распространял в прессе порядочную гадость обо мне. И кое-какие гадости в адрес Австралии вообще. Я не мог позволить, чтобы ему это сошло с рук».

Финансовая власть

Мэрдок по своему характеру интроверт-одиночка, но при необходимости может прибегнуть к своему обаянию, дабы достигнуть преимущества. Его понимание того, как использовать чужие деньги для расширения империи, оказалось как раз таким преимуществом. Мэрдок прибегал к своему излюбленному приёму, приобретая важные, со своей точки зрения, составляющие информационной империи. Он достаточно уверен в себе, чтобы рискнуть уже принадлежащей ему собственностью ради изыскания финансовых средств для приобретения новой. Для Мэрдока важен рост и поддержание этого роста притоком наличности. Если сделка отвечает этим требованиям, магнат готов сесть за стол переговоров. В конце концов именно сила воли позволяет Мэрдоку такие непредсказуемые и нахальные шаги на международном рынке.

Долги и успех

Большая часть власти Мэрдока опирается на риск. Он готов идти на любой серьёзный риск ради такого предприятия, которое, по его мнению, станет ещё одним кирпичом в его империи. Огромные ставки, сделанные верно, приносят огромные выигрыши. Руперт уже выиграл несколько таких призов («Сан», «Ансетт Эйрлайнз», «Фокс»), а кое-что и потерял. Репутация Мэрдока-игрока стала легендой. Идя на огромный риск и усердно работая, чтобы до некоторой степени смягчить его, он добился успеха. Отвага и упорство позволяли ему сделать ставки более высокие, чем у конкурентов. Анна Мэрдок сказала в интервью «Нью-Йорк Таймс»: «Если бы Руперт был пилотом, я никогда бы не села на его самолёт, слишком много мой муж срезает углов». Одно такое заигрывание с катастрофой имело место в начале 1995 года, когда Мэрдок предложил спикеру республиканцев нижней палаты Конгресса Ньюту Гингричу 4,5 миллиона долларов за публикацию двух его книг в издательстве «Харпер-Коллинз». Это предложение вызвало в Конгрессе настоящую бурю, так как в преддверии надвигающейся проверки «Ньюз Корпорейшн» (на предмет принадлежности австралийской,. Фирме американского телевидения) поступок Мэрдока был не чем иным, как покупкой благосклонности политика. Национальная ассоциация по содействию прогрессу цветных людей и телекомпания Эн-Би-Си подали на Мэрдока жалобу в Федеральный Комитет по коммуникациям, в которой сообщалось, что всей империей владеет иностранец, а это не только не законно, но и политически некорректно. Мэрдок являлся гражданином США, хотя головное предприятие «Ньюз Корпорейшн» все ещё находилось в Австралии. Но бюрократы не могли разобраться ни в гражданстве магната, ни в причинах его успеха. Биржевой аналитик Мак-Альпин заметил: «Все это утомляет. Они там закручивают гайки.» Во всей этой суматохе от внимания ускользнул тот факт, что жалобы были беспочвенными, не имели под собой законного основания и были отвергнуты судом как безосновательные.

Международное влияние

Недавно Мэрдок признался: «Я думаю, наибольшее удовольствие мне доставляет влияние, какое я имею, печатая газеты. Я не делаю деньги». В семидесятых годах благодаря его влиянию партия консерваторов проиграла выборы в Австралии. Мэрдок поддерживал лидера лейбористов Гоу Уитлама. После победы Уитлама он сказал: «Я собственной рукой посадил это правительство в кресла». А позднее признался: «Мне следовало быть более осторожным, но я чувствовал сердцем». Ещё большую вспомогательную роль Руперт сыграл несколько лет спустя в выборах Маргарет Тэтчер в Британии. Своим приходом к власти «железная леди» обязана Мэрдоку как никому другому. Оба были настроены против профсоюзов, и он поддерживал её в каждой своей публикации. Такую же поддержку Мэрдок оказывал Джону Мейджору, Рональду Рейгану, Джорджу Бушу. «Нью-Йорк Таймс» от 10 декабря 1984 года привела цитату Джека Кемпа: «Руперт использовал редакционные статьи и вообще любую полезную газетную площадь ради того, чтобы президентом стал Рейган».

Мэрдок регулярно обедает с президентами и монархами. Его власть и влияние столь всеобъемлющи, что стали, пожалуй, единственной проблемой в расширении империи. Правительства и корпорации побаиваются способности Мэрдока влиять на законодательную власть и результаты выборов. Власть и в самом деле пугающа, если учесть, что в «Ньюз Корпорейшн» работает свыше тридцати тысяч человек, и она выпускает свыше шестидесяти миллионов экземпляров газет в неделю. Газеты Мэрдока составляют 70% всей австралийской прессы, 33% — британской, а «Фокс ТВ» принимают более чем в девяноста миллионах домов. «Скай Телевижи» в Британии вещает на три миллиона домов и более. Отделения «Ньюз Корпорейшн» — «Харпер энд Роу» и «Зандервэн» являются самыми крупными издателями англоязычных Библий. В 1994 году «Ньюз Корпорейшн» принесла доход около одного миллиарда долларов, который пошёл на расширение сети «Фокс ТВ» и выпуск телепрограмм.

Динамичный ренегат

Мэрдок всегда был настроен против истеблишмента. Этот провидец постоянно готов разрушить старое ради создания нового, принести заурядное настоящее в жертву более великому будущему. Мэрдок действует по принципу «или по-моему, или никак» и даже не ищет себе оправданий. Раздражённые служащие и противники-бюрократы называли его бессердечным злобным разрушителем, но прямота этого человека основывалась на том, что он считал себя боссом, а босс всегда должен принимать решения сам. Его обвиняли в том, что он рвётся к контролю и власти за счёт других. В защиту Мэрдока будь сказано, он руководствовался тем, что Айн Рэнд назвала «разумным эгоизмом», движущей силой всех великих: «Человек, изобретающий что-то новое в любой области рациональных устремлений — человек, открывающий новое знание — является благодетелем человечества».

Мэрдок могуществен, влиятелен и представляет собой угрозу для тех, кто пытается поддержать существующий порядок вещей. В динамичном мире нельзя ничего произвести и изобрести, ничего при этом не нарушив. Старое должно уйти, а противиться новому в угоду неэффективному старому — значит затянуть процесс. Руперту Мэрдоку это известно больше, чем кому-либо.

Король масс медиа, не имеющий себе равных

Мэрдок — король масс медиа, обладающий мышлением крупного игрока. Это упорный, волевой, одержимый навязчивыми идеями трудоголик. Его упорство проявляется хотя бы в том, что он пятнадцать лет руководил «Острэйлиен», не получая при этом никаких доходов. Но Мэрдок не стал терять времени и возместил потери, купив лондонскую газету «Ньюс оф зэ Уорлд». И «Ньюс» и «Сан» на момент совершения сделки были неплатёжеспособными, но новый владелец в считанные месяцы выжал из них доход. Тот же подвиг он повторил и с «Нью-Йорк Пост». Теперь Мэрдок готов рискнуть всей своей империей, чтобы вывести «Фокс ТВ» на четвёртое место среди телекомпаний, если в его планы не вмешаются чурающиеся риска бюрократы. Вот как описал Мэрдока биограф Джером Туссиль: «Провидец. Человек, которого трудно свергнуть с намеченного пути. Тот, кто точно знает, чего он хочет от жизни». Один из самых удивительных комплиментов своему врагу сделал Роберт Максвелл, сказав в интервью журналистам финансовых изданий 16 мая 1989 года: «Он — гений. Его достижения просто огромны в масштабах земного шара. В этом не может быть никаких сомнений». Журнал «Форбс» посвятил целый номер рассказу о деятельности Мэрдока в середине восьмидесятых, в котором Томас О'Хэнлон охарактеризовал его как «частично бухгалтера, частично игрока, блестящего знатока рынка, частично проницательного журналиста» и заключил: «К тому времени, как в двадцать первом веке Руперт Мэрдок удалится на покой на свою австралийскую ферму, его нынешний вульгарный облик поблекнет и его будут считать мудрецом, который использовал любую возможность до конца и выстроил глобальную империю того, что в двадцать первом веке станет величайшей индустрией, империю коммуникаций».

В ноябре 1994 года журналы «Энтертейнмент Уикли» и «Премьере» признали Мэрдока самым могущественным человеком в индустрии развлечений. «Ю-Эс-Эй Тудей» (от 14 сентября 1995 года) заметил: «Руперт Мэрдок установил стандарт международной стратегии с целостно оформленной вертикалью индустрии коммуникаций». Джон Мелон из «Теле-Коммюникейшнз» говорит: «Другие компании пытаются скопировать Мэрдока». «Вэнити Фэйр» (сентябрь 1995 года) поддержал определение Мэрдока как могущественнейшего короля масс медиа, применив к нему фразу Херста: «Вы снабжаете меня фотографиями, а я обеспечу вам войну». Кен Олетт из Пи-Би-Эс 7 ноября 1995 года посвятил Мэрдоку специальный репортаж, в котором назвал своего героя «либо провидцем, либо Негодяем», закончив своё выступление словами: «Когда все это отойдёт в историю, на Руперта Мэрдока будут смотреть как на титана».

Мэрдок использует компанию «Фокс» для создания всемирной империи масс медиа, которая включит в себя все стадии производства и распространения фильмов, развлекательных передач и прочего, от съёмок в Голливуде до трансляции на обе Америки, Азию, Европу и Австралию. В 1995 году Мэрдок сообщил в интервью «Ю-Эс-Эй Тудей»: «Что касается спортивных трансляций, то здесь «Фокс ТВ» будет марафонцем», уже примериваясь к Олимпийским Играм в Сиднее. Эта мечта стала личным крестовым походом Мэрдока. Он уже рисковал своим состоянием, выкрадывая игры НФЛ у Си-Би-Эс, матчи НХЛ у Эй-Би-Си и добиваясь для своей компании права на освещение Уимблдона, игры Профессиональной ассоциации гольфа и Профессиональной бейсбольной лиги. В планах Мэрдока трансляция Олимпийских Игр 2000 года в Сиднее компанией «Фокс ТВ» и её дочерними филиалами.

В споре за право освещать международные события такого масштаба у Мэрдока есть преимущество, благодаря огромной многонациональной сети вещания. Он может вещать одновременно многим странам на пяти континентах, разделив стоимость трансляции между филиалами. Едва ли многие из конкурирующих корпораций способны так рисковать в делах. За невероятно быстрый рост «Ньюз Корпорейшн» на неё возложена задача развлекать многонациональную аудиторию. Философская воля Мэрдока, которую он способен направить на достижение нескольких целей сразу, сделала его господствующей силой в международных информационных войнах. У этого человека достаточно развита необходимая ему интуиция для того, чтобы занять господствующее положение в области спутникового телевидения и дальше расширять свою империю. Отношение Мэрдока к работе со всей очевидностью показывает, что невозможно превзойти его усердие, стремление к совершенству и склонность к риску.

11 марта 2001 года Руперт Мэрдок отметил своё 70-летие. Его личный капитал к этому времени составил от 3 млрд. до 10 млрд. долларов. В рейтинге американского журнала «Форбс» он находится на 118 месте. Общая сумма активов News Corporation (на июнь 2001 года) составляла 43 млрд. долл., а ежегодные доходы компании равнялись 14 млрд. долл. Компания имеет более 30 000 сотрудников, занятых в 720 фирмах в 52 странах мира.
Последнее обновление ( 22.05.2008 г. )
 

Мы в соцсетях